Воскресенье, августа 09, 2020

img_2402«Синей птицы не стало меньше.

Просто в свете последних дней

Слишком много мужчин и женщин

стали сдуру гонять за ней.»

А. Макаревич «Синяя птица»

Сразу после бегства из страны прежнего государственного руководства и развала коалиции Партии регионов в Верховной Раде, в стране начался стихийный процесс создания Народных рад и переформатирования многочисленных Общественных советов, при органах центральной власти и их представительств в областях.

Если Народные рады создавались активистами Майдана, что называется «с нуля», то с Общественными советами дело обстояло несколько сложнее. Прежний общественный совет или самораспускался и создавался новый, или же часть членов совета, представляющая сторонников прежней власти, исключалась, а на их место принимались новые члены. При этом соблюдался прежний, установленный прежде действующими Постановлением КМУ и ведомственными нормативными актами порядок членства в Общественных советах – по одному представителю от общественных организаций. Иными словами – путь в Общественные советы для людей, не являющихся членами какой-либо (все равно какой) общественной организации, как и прежде, был закрыт. Результат годичной деятельности оказался обескураживающим – независимо от способа формирования, практически все советы не отвечают их предназначению, а превратились в оригинальные «клубы по интересам».

Главное предназначение любого Общественного совета вытекает из самого его наименования «Общественный». То есть - общественный контроль за деятельностью органа государственной власти, при котором он создан. Это означает, что каждый ведомственный нормативный акт должен пройти экспертизу профильной постоянной комиссии Общественного совета, и если экспертное заключение окажется негативным, то это своего рода право народного «вето». Разумеется, за ведомством сохраняется незыблемое право единоличного принятия нормативного акта, но, получив негативное заключение комитета Общественного совета, была бы целесообразным корректировка нормативного акта с учетом замечаний, или направление в совет ведомственной аргументации необходимости принятия акта в изначальной редакции. Во втором случае все три документа: проект нормативного акта, возражения постоянной комиссии и ведомственная аргументация выносятся на рассмотрение заседания Общественного совета, причем докладчиком является председатель общественной антикоррупционной комиссии. Принятое большинством голосов решение или подтверждает «общественное вето», или соглашается с доводами ведомства. Далее, если ведомство переступает через мнение Общественного совета и утверждает нормативный акт, то арбитром выступает прокуратура по схеме: прокурорский протест – административный суд.

Разумеется, подобный порядок общественного контроля неизбежно вызовет бурю эмоций у чиновников. Главным аргументом станет затягивание сроков принятия нормативных актов. Ничего подобного… В Положении об Общественном совете должен быть прописан предельный срок рассмотрения профильной комиссией проекта нормативного акта, скажем не более трех рабочих дней и вынесение спорного вопроса на ближайшее заседание Общественного совета. Поскольку совет заседает раз в месяц, то и срок не может превышать одного месяца. «А ты бы думал наперед, чем городить свой огород!» - не принимай нормативного акта, если видишь, что он противоречит интересам общества, которому ты чиновник и призван служить. Тогда не будет никаких задержек.

Другим аргументом станет нечто вроде, а что я и моё мнение? Я просто исполнитель министерского приказа. Веский довод? Теперь уже нет!.. В свете реформы децентрализации права громад значительно расширяются, и если «ценное» министерское указание составлено в интересах Закарпатской области, но нарушает общественные интересы Запорожской, то не факт, что громада Запорожья согласится и примет к исполнению. И большой беды в том нет. Просто придётся министерствам работать, как говорил сатирик Райкин, работать «гибше» - с учетом региональных интересов. Страна от этого станет только «крепше», о народ «сплочённее». Тем более, что при министерствах работают свои Общественные советы с теми же, пусть и немного более сложными, задачами.

Третьим аргументом «против» станет ссылка на пресловутое Постановление КМУ от 03.11.2010 № 996. Мол, такая система взаимодействия ведомств и общественных советов не предусмотрена действующим правительственным документом. Во-первых, это постановление принято ещё правительством Н. Азарова, преследующего цель максимальной вертикальной централизации вплоть до установления олигархической диктатуры, и даже в принципиальных положениях противоречит действующему отечественному и международному законодательству. Ведь кроме вышеупомянутого давно де-юре ничтожного Постановления есть Конституция с закреплением приоритета за народом Украины. Есть Уголовная конвенция о борьбе с коррупцией (ETS 173), Конвенция Организации Объединенных Наций о защите прав человека и основополагающих свобод (Рим 04.11.1950 г.), Конвенция ООН против коррупции. Есть законы Украины «Об общественных объединениях», «Об информации», «Об обращениях граждан», «О принципах государственной регуляторной политики в сфере хозяйственной деятельности», «О доступе к публичной информации», «О принципах предотвращения и противодействия коррупции». Есть Указы Президента Украины «Вопросы обеспечения органами исполнительной власти доступа к публичной информации» и постановления Верховной Рады Украины «Об утверждении Порядка содействия проведению общественной экспертизы деятельности органов исполнительной власти», «Об обеспечении участия общественности в формировании и реализации государственной политики». И всем им «азаровское постановление» во многих положениях противоречит. Если бы в стране был хотя бы один нормально функционирующий в интересах общества Общественный совет, то давно бы подал заявление в административный суд об отмене нормативного акта КМУ от 03.11.2010 № 996.

Учитывая провластную заангажированность наших судов, гарантии удовлетворения иска слабы, но в Украине нет прецедентного права. Если бы такие и подобные заявления стали предметом рассмотрения заявлений от сотни-другой Общественных советов во всех областях, то в такой же степени возросла бы и вероятность принятия решения в интересах общества, а не чиновничьей номенклатуры. Верховной Раде пришлось бы «почесать репу» (или какое-там место у них отвечает за развитие народовластия?) и наконец принять соответствующий закон о правах Народных рад и Общественных советов в Украине.

Для организации действенного общественного контроля за деятельностью государственных органов уже сегодня можно прописать в соответствующих Положениях об Общественных советах принципы общественного контроля. Ведь даже сейчас Положение об Общественном совете при органе государственной власти или местного самоуправления принимается уже сформированным составом Общественного совета и потом только согласуется с самим органом. То есть однозначно инициатива и прерогатива де-факто признается за советом. Даже в самом названии предлог «при» неуместен и искажает сам смысл. К примеру, надо бы так – Положение об Общественном совете Запорожской гособладминистрации – без всякого уничижительного «при». Здесь в принципе не может быть старшего и подчинённого – есть только ведомство и есть общественный контроль. По сути спорной, а при законодательном утверждении прав и обязанностей явно противоречивой и излишней, является и сама необходимость процедуры согласования Положения об Общественном совете органом исполнительной власти. Совет формируется на профессиональной основе совершенно независимо и самостоятельно, согласно принятому ВР законодательству. Не требует ни приказа о персональном составе, ни согласования правоустанавливающей документации. Он лишён зависимости от ведомства, а заодно лишён и перспектив продвижения во властные структуры отдельных его выдвиженцев, которые сегодня спят и видят будущий скорый чиновничий портфель в обмен на свой «одобрямс» всего и вся.

Однако столь простые и объективно необходимые нововведения ни в одном Общественном совете и Народной раде не реализуются. Даже не рассматриваются и не обсуждаются. Хуже того, и в головы самозваных якобы общественных представителей не приходят. Главный конституционный принцип закреплённого в Украине народовластия не исполняется обеими сторонами.

Почему так происходит?

На Майдане стояли возмущенные люди. Там нечего было делать карьеристам и людям с неудовлетворенным тщеславием. Первые реализовали свой административный или партийный карьерный рост и ненавидели Майдан в силу риска потери удачно складывающегося подъёма по служебной лестнице. Вторые скорее связывали свои амбиции с провластным антимайданом, поскольку вплоть до двадцатых чисел февраля прошлого года, реальными выглядели два варианта: безоговорочная силовая победа Януковича или сохранение вертикали «Семьи» до осени 2015 года. А там новые выборы или развал страны. Тщеславные люди перспектив в Майдане для реализации собственных амбиций просто не видели.

Затем их интересы разделились, причудливым образом сохраняя единство в религии главной цели – власти и денег. Карьеристы до сих пор озабочены избеганием люстрации и уголовного преследования за прошлые и нынешние коррупционные деяния. Тщеславные дружными рядами, а уместнее бы сказать, повинуясь врождённому инстинкту, стадом ринулись на штурм общественных структур.

Здесь для понимания их движущей силы уместно привести рассуждения одного российского психолога, с которым трудно не согласиться, - «Это слово включает в себя две составляющие – «тщета» и «слава». Что такое тщета? Это что-то пустое, ненужное, бесполезное. В общем, получается, что буквальное значение слова – пустая слава. Если перевести это на более понятный язык, то можно сказать, что тщеславие – это желание незаслуженной сиюминутной славы, популярности, признания. Зачастую не прикладывая к этому никаких усилий, человек жаждет обоготворения, требуя от окружающих восхваления и восхищения. Естественно, самооценка у таких людей чрезмерно завышена. Тщеславие можно сравнить с гордыней. И то и другое в религии считается смертным грехом».

Вдруг всё обернулось (история ещё долго будет разбираться в причинах и следствиях) иначе. Казавшаяся незыблемой, воровская власть в одночасье просто сбежала в Россию, увозя КАМАЗами наворованные миллиарды. Казалось бы настало «золотое время» для воплощения вожделенных желаний… Однако снова облом. Местная власть никуда не засобиралась. У касты властителей длинная скамейка запасных, на которую не садят задницы «неизвестно откуда взявшихся». Там все тикает с размерностью раз и навсегда настроенного метронома.

Тщеславие почувствовало перспективы, но во власть дорога по-прежнему перекрыта. Что же делать? Закономерно они бросились в пучину общественного движения. Ещё бы… Пусть и самозваная, но Народная рада запросто входит на сессию облсовета и буквально вышвыривает из зала самого губернатора! Однако это народец мишурной, что-то наподобие новогодней канители, бумажных звёздочек, надетых на единую длинную нитку. Просто материал, но крайне необходимый для реализации амбиций настоящих «Акул», давно нащупавших путь к наживе в различных профсоюзах и практических материальных реализациях обществ и школ спортивных единоборств. Какая разница? Вчера «титушки», а сегодня полувоенизированные общественные формирования…

Ветераны баталий в местной власти, взращённые нравами «Балки Средней», а то и взрастившие собственные профсоюзы и спортивные клубы, «не авторитетный по понятиям», но, по сути, криминальный элемент, и возглавили ярмарку тщеславия, то бишь поход в новую власть.

Последовали, если не силовые в прямом смысле слова, то на грани, действия по переформатированию городской и областной Народной рады. В смысле этимологии прямо каламбур какой-то выходит – папа Александр Ткач сверг с пьедестала областного общественного органа сынка Олега Ткаченко и возглавил областную Народную раду. Хотя это не так, поскольку у Олега Ткаченко отчество Валентинович, но все равно смешное совпадение.

Общественный совет при Запорожской облгосадминистрации в марте 2014 года попросту захватили, а точнее «взяли на горло», пришедшие на заседание активисты общественных организаций под предводительством председателя ОО «Народная защита» Натальи Заболотной. Бывший состав Общественного совета просто вынудили сложить мандаты. Заболотную, как самую «громкую» назначили руководить рабочей группой для выборов нового состава Общественного совета. Рабочая группа времени зря не теряла и уже в июне состоялось учредительное собрание. Нетрудно догадаться кого выбрали председателем Общественного совета… Конечно же Наталью Заболотную! И никто не поинтересовался что советовала Н. Заболотная губернатору А. Пеклушенко, занимая пост то ли помощника, то ли советника губернатора, за что ратовала в период подготовки разгона Майдана 26 января? Заместителем стал Дмитрий Сарьян. И опять никто не поинтересовался, на чьей стороне был Д. Сарьян во время Майдана? Это новоявленному Общественному совету не интересно. Почему? Да потому что подавляющее большинство таким же образом ворвалось в Совет вовсе не по праву Майдана. Что ж верно, власть не дают – власть берут. А тут ещё и ненакладно.

Совсем без боя «сложил оружие» прежний Общественный совет при ГУ МВД в Запорожской области. Да и как иначе? Здесь совсем другое ведомство. Напоминает «королевство где все тихо и ладно»… Сначала согласование кандидатур, потом выборы. Так же чинно и ладно в мае прошлого года прошло учредительное собрание и выборы. Руководство совета было избрано только на месяц. Непонятно, но дальновидно. Пригодилось… Уже скоро на постоянной основе председателем совета был утвержден Владимир Ляпин, а заместителем – представитель областной федерации вольной борьбы Андрей Катанов. Геннадий Пертая довольствовался званием рядового члена Совета от федерации тхэквондо. До полного состава организованной группы не доставало только Д. Сарьяна, но тот не оставил друзей. Целый год Д. Сарьян присутствовал почти на всех заседаниях совета в качестве представителя от общественности без права решающего голоса.

Закипела работа, но как-то по-касательной, по принципу американского ПТРК «Javelin» - «выстрелил и забыл». Ни один из рассматриваемых вопросов не доведен до логического конца. Чаще всего кому-либо из членов совета поручалось разобраться и доложить. Иногда даже принимали решение подготовить запрос или обращение, но никогда, если верить выборочно размещённым на сайте Запорожского ГУ МВД в Запорожской области протоколам, не утверждался сам текст. На каждое заседание Общественного совета заявлялся кто-нибудь из областного милицейского начальства и минут пятнадцать рассказывал «про разные трудности службы», потом отвечал на два-три вопроса, и получал галочку в личное дело о проведенном отчете перед общественностью. Так достигалось взаимодействие и взаимное понимание милицейского ведомства с общественностью. Реформа же как-никак…

Настоящие же дела творились внутри общественного сообщества. Само по себе представительство в Общественном совете уже первоначально вызывало некоторое недоумение. Во-первых, засильем профсоюзных организаций. Если год назад в составе Совета было 6 профсоюзов из 22 участников, то через год пять, но уже только из 16-ти участников.

Во-вторых, участием спортивных и экзотических общественных организаций, таких как отделение Союза аудиторов, федерация вольной борьбы, федерация тхэквондо, Союз предпринимателей «Ника», клуб «Эрмитаж», и наконец, самый прикол – Запорожская областная ассоциация прыжков и полётов на веревке.

В-третьих, примечательно, что все они спустя год сохранили членство. Зато из Общественного совета вышли «Комитет избирателей Украины», Союз журналистов Украины, «Українська справа», независимый профсоюз «Трудящі», Антикорупційний рух «Права справа» и «Правый сектор». Словом ушли те, у кого могут и постоянно возникают вопросы к деятельности правоохранительных органов. Зато остались и окрепли в ситуативном меньшинстве организации с совершенно несоответствующими назначению интересами. Такой вот естественный отбор организовали Ляпин сотоварищи.

В-четвертых: Ещё задолго до роспуска этого Общественного совета «ядро» организации приняло прямо таки «соломоново» решение: запретить внешнюю ротацию, а допускать только внутреннюю ротацию. На человеческом языке это значит – новые организации не принимать, а допускать только замену представителей уже зарегистрированных общественных структур. Так их и стало на шесть меньше, зато все «свои в доску».

Что касается внутренней ротации… За год существования совета из 22 первоначально избранных членов совета осталось только 11. Люди уходили по самым разным причинам: кто-то ушел воевать в АТО, кто-то разочаровался в собственных перспективах и просто «на всё забил», а кое-кто попался на подделке учредительных документов.

С этим Общественным советом всё ясно. Итак, перед нами наглядный пример того, каким не должен быть Общественный совет. Остался лишь один риторический вопрос – разве не прав был генерал Ольховский, издавая приказ о его роспуске?

А вот и пример вопиющего извращения, во что можно превратить Общественный совет, если приложить фантазию и врожденную смекалку. Речь пойдёт о некой структуре, созданной по образу и подобию Общественного совета хитрыми и дьявольски умными судьями Запорожского апелляционного суда, с использованием всё той же группы Сарьян-Пертая-Ляпин (употреблять можно в любой комбинации).

Потребность в создании некого подобия общественной структуры при Запорожском судейском корпусе возникла в силу неизбежно надвигающейся люстрации. Вот когда дойдёт дело до формирования люстрационного комитета, Запорожский суд и заявит, зачем мол что-то создавать, если общественная люстрационная структура давно уже создана и якобы успешно работает: проведено столько-то заседаний и приняты такие-то решения. Вот и море нам «по колено», а волны люстрации «что с гуся вода».

С этой целью в конце прошлого года договорились председатель Запорожского апелляционного суда В. Городовенко и «общественно-профсоюзный деятель» Д. Сарьян подписать некий меморандум о сотрудничесве судов и общественности в судебной реформе. Д. Сарьян «подогнал» некое оговоренное количество представителей общественных организаций и меморандум был подписан, а сообщество общественных организаций получило предварительное наименование типа «Совет участников-подписантов Меморандума между»… Потом сами общественники стали называть свой типа рабочий орган «Люстрационным советом при Запорожском областном апелляционном суде». Кому как удобно, но это точно не люстрационный, и очень сомнительно, что вообще совет.

Если бы это был действительно Совет, то должны бы участвовать обе стороны: общественные организации с одной, и представители судейского корпуса с другой. На самом деле несколько месяцев не могли собраться даже представители двадцати общественных организаций, хотя заседание Совета должно проходить каждый четверг.

Если он люстрационный, то где хоть какой-то практический результат? Где хоть одно представление на увольнение хотя бы одного судьи, хотя бы в одном самом провинциальном районном суде? Нет таковых, значит нет никакой люстрации.

Единственно конкретное, на что сподобился Совет, это закрепил за каждым членом от одного до трёх районных и прочих судов. Зачем и с какой целью. Суды и судьи у нас, как известно, независимы и вмешательство в их деятельность законодательно запрещается от президента до (да простят меня мастера за пришедшее на ум сравнение) сапожника. Тогда что? Подсказать и проконсультировать? Ну какой консультант для судьи в лице представителей тех же профсоюзов или спортивных организациях (в составе совета все знакомые лица из ранее описанных Общественных советов – Д. Сарьян, В. Ляпин, И. Левчишин и Р. Голубчиков (Общественные советы при ДФС и ЗОГА), А. Овчаренко (Общественный совет при ГУ МВД Запорожской области), В. Нечипоренко (Общественный совет при ЗОГА). Номинально председателем Совета избран Дмитрий Сытов, но ни для кого не секрет, что всем заправляет уже названная выше сплоченная и организованная группа «троих».

И в этом, с позволения сказать, Совете тоже кипит подспудная борьба. Туда тоже, представьте себе, смогли затесаться активисты Майдана. Хотя они и в меньшинстве, но постоянным нытьём «а когда же люстрация?» отравляют микроклимат с таким трудом созданный «серым кардиналом» Д. Сарьяном и прямо мешают делу «взаимодействия благодарной общественности с судебной властью» в регионе Запорожской области. Таких выживают. Недавно потребовали всем членам якобы Совета предоставить персональные данные (вплоть до места жительства, декларации о доходах, паспортных данных и даже ИНН-кода) и согласие на их распространение.

Мы ограничились лишь тремя примерами из деятельности наиболее показательных Общественных советов. На самом деле их гораздо больше, учитывая и районные Общественные структуры в г. Запорожье и в области. И везде налицо признаки глубоко внедрившейся заразы соглашательства и подыграша ведомственным структурам. Но, позвольте, это же не игра в «наперстки».

Кто вас выбрал? Никто… Сами вызвались.

Кто писал Положения? Ведомства.

Перед кем подотчетны? Ни перед кем.

Кому, господа самозваные решалы-общественники, служите?.. Обществу или коррупции? Ау!!!

Что же делать?

Казалось бы просто. По примеру МВД поголовно разогнать существующие Общественные советы и создать новые.

Снова неугомонная троица «Пертая-Сарьян-Ляпин» иже соратники окажутся там.

Провести выборы? Громоздко, сложно и незаконно. Да и сами знаем, как мы с вами выбираем. Только хуже будет…

Как в том анекдоте, если не понятно, смотри часть первую.

Нужна законодательная инициатива и закон, возможно не один, регулирующий отношения органов власти и общественности, где будут четко прописаны критерии отбора в Общественные советы и порядок их ротации. Членство не только для представителей общественных организаций, но и для авторитетных граждан-индивидуалов – профессионалов своего дела: политологов, юристов, экономистов и фискалов... И всё только на профессиональной основе.

До чего дошло… 25 июня при Запорожском апелляционном суде была организована встреча судей и общественников с высокими киевскими гостями. Так Д. Сарьян попросил способствовать включению его-любимого в Конституционную комиссию (вот кого там только и не хватало!), и самое странное – получил поддержку.

Дурной пример заразителен, и вот уже не сложившийся президент милицейского Общественного совета В. Ляпин подает заявку на включение его кандидатуры в Общественный совет при самом Министерстве Внутренний Дел. Вот куда ещё не залетали «орлы» из Балки Средней! Что ещё сказать – растут «наши» люди, как чертополох в горшке без подкормки.

Ведь не секрет, что общественные организации часто-густо состоят из двух субъектов: Председателя и печати, или наоборот председателя и Печати, кому как угодно… Написал бумагу и пришлепнул печать… Всё! Путь наверх открыт. Был бы ласков и податен, как тёплый пластилин.

В сад! Все до единого – вон в сад. Как ГАИ в Грузии. В буквальном смысле пополняйте ряды Общества садоводов и огородников. Только забудьте, пожалуйста, о власти, лидерстве и об общественной работе.

Как же хорошо станет! Тихо и уютно. Ну просто земной Рай для всех!..

Спецкор, "Правозахисник Запоріжжя"

Комментарии   

+2 #2 Горькая правда 04.08.2015 10:16
Лера Шварц:
Горькая правда. И что еще горче - из ярмарок тщеславия общественные советы медленно превращаются в кодло жаб и гадюк, лоббирующих свои шкурные интересы. Их главы и их посипаки становятся помощниками нардепов-регионалов в Облсовете и пытаются спрятаться за свой "статус" продажного "общественника" чтобы кричать про "менты казлы! все казлы!" чтобы отмазать от криминальной ответственности своих мужей, друзей, кумов и сватов. Ссучились, ссучились...
+5 #1 Анатолий 04.08.2015 04:36
Народные Рады и Общественные советы - это пустышки и лохотрон. Необходимо действовать по Конституции - создавать Территориальные Громады, подчинить себе все ветви власти на территории, национализировать украденную коммунальную собственность и повернуть все налогообложение на территории в бюджет Территориальной Громады.

You have no rights to post comments

13548