Воскресенье, января 24, 2021

209289w200zc0Солдаты рассказали, что на передовой сейчас очень тяжелая ситуация. Мирное население живет, как на вулкане.

Известно, что солдаты на фронте больше всего не любят так называемого перемирия, когда нельзя отвечать на обстрелы врага. О том, какие трудности испытывают рядовые и что сейчас происходит на передовой, «ФАКТАМ» рассказал один из бойцов 30-й отдельной механизированной бригады, дислоцирующейся в районе села Луганское Донецкой области.

— Ежедневно террористы ведут по нам сильный огонь, — рассказывает рядовой Олег. — Мы, как всегда, во время перемирия не имеем права сказать им слово в ответ. Да и нечем. Стреляют по нам днем и ночью, есть погибшие и раненые. Я не знаю, что вам говорят штабисты в своих пресс-релизах, но ситуация очень тяжелая. Во время очередного перемирия все ожидают чуда, но оно не приходит — «прячется» где-то.

— Улучшились ли бытовые условия воинов?

— Да какие условия могут быть на передовой! — восклицает Олег. — Ты сидишь в холодной яме или сыром подвале. Как и прежде, горячая еда раз в три дня. Обычно давимся сухим пайком, который уже поперек горла стоит. Холодно, мокро, многие бойцы болеют. Но грипп на фронте давно не считается серьезным заболеванием. Поход в баню, а также стирка, смена белья, как и раньше, — праздник. Для того, чтобы группу бойцов отвезти помыться, их нужно кем-то сменить. А менять некем! Катастрофически не хватает людей. Мобилизованные бегут с передовой куда подальше. Объясняют, что пускай лучше их посадят в тюрьму, чем будут пушечным мясом. Контрактники же не могут покинуть свой пост — их ждет не гражданский, а военный суд. Да и совести у контрактников, наверное, больше. Не оставлять же линию фронта! Если нужно, мы грудью ляжем, но дальше не пустим врага.

— Ходят слухи о готовящемся наступлении террористов.

— Мы, полуголодные, простуженные и практически безоружные (артиллерию, согласно перемирию, отвели), наблюдаем, как враг стягивает танки. Для каких целей это делается, трудно сказать. То ли хотят серьезно нас напугать, то ли действительно намечается что-то широкомасштабное. Чем все закончится на этот раз, время покажет. До получения команды «к бою» имеем возможность оценить технику противника. У нас такой, к сожалению, нет.

— Но военачальники утверждают обратное: государство, мол, выделяет деньги на закупку нового вооружения в больших объемах.

— Может быть, на бумаге так и происходит… Только воровство, махинации, хищения — никуда не исчезли. Нас обманывают, на нас зарабатывают. Громкие разоблачения — это игра на публику. Но я вам всю правду расскажу… на пенсии, если доживу.

Тем временем в штабе батальона, который, как сообщили бойцы, находится в 30 километрах от передовой, считают, что перемирие идет по плану.

— Обстановка в зоне проведения АТО стабильная, — говорит начальник штаба батальона 30-й отдельной бригады Артем Помаз. — Есть незначительные нарушения со стороны террористов. Но настоящий мир, как говорится, не за горами.

— Враг способен начать неожиданное наступление?

— Такие слухи ходят не первый раз, но они не оправдывались, — отвечает Артем Васильевич. — Вся тяжелая техника с обеих сторон отведена.

— А как вы объясните ежедневную канонаду со стороны врага?

— Это провокации отдельных групп, которые не контролируются руководством боевиков так называемых «ЛНР» и «ДНР». Но мы не поддаемся на такие провокации.

— Улучшились ли бытовые условия бойцов на передовой? Есть у них возможность нормально питаться, помыться?

— Горячее питание у нас три раза в день. А в душе не моется разве что ленивый — баня к услугам круглосуточно. Нет проблем с обмундированием, в наличии форма летняя и зимняя, правда, качество материала оставляет желать лучшего.

— Сейчас холодное время года. Много у вас простуженных бойцов?

— Таких нет.

— А как с личным составом? Новички не подводят, не убегают?

— Все хорошо, они отличные ребята!

Село Луганское в прямом смысле сейчас находится на линии огня.

— Канонаду слушаем каждый день, независимо от того, объявлено перемирие или нет, — говорит житель села Луганское Владимир Иванович. — От решения чиновников прекратить огонь тише не становится. Однако слышать разрывы снарядов — полбеды, наши уши давно привыкли к жуткому грохоту и не боятся оглохнуть. Страшно другое: наш дом превратился в руину — почти все окна выбиты, в кухне нет крыши. Электричество отсутствует, топить нечем. Сарайчик, где находился уголь, сгорел. Как и гараж вместе с инструментами. В наш двор прилетело пять мин, на огород — штук 30. В результате этого погибли двести кустов элитного винограда, полностью уничтожена пасека. Мед разлился по земле…

— Вам обещают помощь в восстановлении утраченного?

— Мы ходим, какие-то бумажки собираем на помощь, и на том все заканчивается. Говорят, когда будут деньги, тогда дадут знать. Если честно, то отстраивать и ремонтировать пока не время. Завтра очередная мина может попасть в наш дом, опять все загорится или вообще рухнет. Хорошо бы, чтобы высокопоставленные чиновники побывали у нас в гостях, хотя бы несколько дней пожили. Я лично поселю у себя, причем совершенно бесплатно.

— Не воруют из пустых домов?

— Из-за того, что в селе практически не осталось жителей, мародерство процветает. Выносят все до нитки — бытовую технику, ковры, мебель, выдирают окна и двери, даже снимают электрическую проводку.

— Как думаете, скоро ожидать мира?

— Мы живем, как на вулкане — не знаем, что принесет нам очередной день. Но вам из Киева виднее, когда закончится война, у нас же здесь и намека на мир пока нет.

Ленина Бычковская, «Факты»


You have no rights to post comments

14044